Клиент-центрированная психотерапия

Клиент-центрированная психотерапия (также часто пишется как клиентоцентрированная психотерапия) — направление мировой психотерапии, созданное Карлом Роджерсом. Карл Роджерс (1902-1987) — Американский психолог, включенный в список наиболее влиятельных психологов ХХ века (в списке клинических психологов на третьем месте (см. Kirshenbaum, 2007)). Роджерс разработал основные положения клиент-центрированной психотерапии, которые потом вышли и за пределы собственно сферы психологической помощи, перейдя в смежные области (образование, социальная работа, медиация, менеджмент), образовав тем самым человекоцентрированный подход.
Принципы, сформулированные Роджерсом, представляют собою не набор техник, но, скорее, набор установок (правил), которым следует психотерапевт.
В первую очередь, личность человека представляется как находящаяся в процессе постоянного развития (становления). Имеется так называемая «актуализирующая» тенденция. Актуализируется человеческий потенциал. При этом имеется в виду не стремление к абстрактной «вершине» развития, скорее усложнение, увеличение многообразия. В общем и целом процесс актуализации приводит к более полному функционированию личности. Однако, этот процесс полноценно происходит только при соблюдении ряда условий.
Основным таким условием является конгруэнтность — соотношение опыта (Роджерс пишет про Организмический Опыт, при этом под организмом понимается человек в целом) с «образом себя». Простейший пример — человек выше среднего роста имеет таковой «образ себя» и он согласуется с опытом (человеку говорят, что он высокий, человек стукался о притолоку лбом). Таким образом, он осознает себя таковым и ведет себя сообразно (например, пригибается, при виде низких потолков). Вместе с тем, довольно часто эти факторы (образ себя и опыт) рассогласуются. Чаще всего из-за того, что человек некритично «встраивает» в свою картину мира какие-либо установки, условия или ценности, транслируемые ему извне. Одна моя коллега также работает тренером по бальным танцам. И однажды к ней пришла молодая пара для постановки «свадебного вальса». Мужчина при этом сказал, что «вряд ли из него выйдет толк даже для нескольких кругов на свадьбе». На вопрос почему он так решил, был ответ — «я не умею танцевать, мне всегда это говорили, и я знаю это». Мужчине было очень трудно заниматься, любая неточность (вполне логичная для начинающего танцора) воспринималась как фиаско: «я же говорил, что ничего не получится». Тем не менее, после нескольких занятий к своему удивлению он смог начать танцевать несложный классический вальс. Как оказалось, в детстве родители отдали его в хореографическую студию, но после трех занятий забрали оттуда, резюмировав: «ты не умеешь танцевать, и вряд ли научишься». Как видим, объективный «организмический опыт» несколько расходился с «образом себя». Более интегрированная картина выглядела бы, например, так: «я не лучший танцор, но кое-чему я могу научиться». Согласно Роджерсу — неконгруэнтность (или инконгруэнтность) — основная причина психологических трудностей и даже психических расстройств.


Что же может помочь? Что должен делать психотерапевт?

По Роджерсу имеются шесть необходимых и достаточных условий психотерапевтических личностных изменений.

  1. Терапевтический контакт: психотерапия это не беседа двух друзей и не разговор за чашкой чая — и клиент и психотерапевт должны осознавать куда и зачем они пришли. Иными словами — терапевт должен понимать, что он находится в профессиональной роли, а клиент — понимать, что он пришел на психотерапию.
  2. Инконгруэнтность клиента — собственно должна наличествовать сама проблема
  3. Конгруэнтность психотерапевта (психотерапевт должен быть конгруэнтен в своих проявлениях, это не значит, что он должен говорить о себе или выражать себя постоянно, но он должен как минимум осознавать, что с ним происходит (простейший пример, который я привожу студентам — если вам неудобно — нет ничего страшного в том, чтобы переменить позу, в которой вы сидите, если неудобно. Терапевт не должен сидеть как истукан; если вам жарко, нет ничего страшного в том, чтобы спросить у клиента — возможно ли открыть окно, даже сказать о своей потребности явно — «я открою окно, поскольку мне жарко, простите, иначе мне трудно будет работать», но при этом, разумеется, следует согласовываться с клиентом и ситуацией (шум за окном может мешать дальнейшей работе, например)).
  4. Терапевт находится в состоянии эмпатии — эмпатия по Роджерсу это состояние ощущения чувств другого, как если бы терапевт был этим другим, без потери ощущения «как если бы». Эмпатия по Роджерсу это не просто зеркальное «Отражение» фраз другого, это тем более не «угадывание» чувств. Эмпатия, это так же не идентификация (клиент чувствует гнев, и я чувствую гнев). Скорее это состояние «прикосновения» к чувствам другого (я чувствую то, что ты чувствуешь, я ощущаю эти оттенки, но мною это чувство не владеет — оно твое).
  5. Терапевт находится в состоянии безусловного позитивного принятия. Важнейшее условие — принятие другого таким, каким он (она) является. Принятие это не согласие и не солидаризация или идентификация. Принятие — это, скорее, воздержание ото всякой оценки. Клиент такой, какой есть, не наша задача его «судить» или «оценивать» — он в своем праве быть тем, кем он является. Нам может субъективно что-то не нравиться, но при этом мы должны осознавать, что клиент в своем праве быть тем, кем является. Наша задача — принять его таким (при этом, наши субъективные чувства не запрещены, нам стоит быть конгруэнтным, но всегда стоит помнить о необходимости принятия клиента)
  6. Очень важное «шестое» условие — клиент должен быть способен хотя бы в минимальной степени воспринимать эмпатию и безусловное позитивное принятие, проявляемые терапевтом. Из этого условия есть два важных следствия: во-первых, это означает, что терапевт должен проявлять, транслировать эмпатию и безусловное позитивное принятие. Во-вторых, это условие подразумевает, что не со всяким клиентом возможно работать в клиент-центрированной психотерапии. Например, клиенты в состоянии делюзии, измененном состоянии сознания, кататонии, дереализации, прочих проявлений ряда психических расстройств (особенно психотического спектра) вряд ли смогут воспринять транслируемые им эмпатию и безусловное позитивное принятие. Поэтому для начала необходимо снять такое состояние, и только затем работать собственно в модели клиент-центрированной психотерапии.

Эффективность и работоспособность перечисленных выше условий была многократно подтверждена эмпирически. К. Роджерс и многие его последователи считают, что в принципе, эти условия полностью достаточны для изменений. В клиент-центрированной психотерапии не обязательна какая-либо дополнительная техника, если соблюдены перечисленные 6 условий. В месте с тем, в клиент-центрированной психотерапии нет запрета на применение техник. Лично я не могу назвать себя «Ортодоксальным» клиент-центрированным терапевтом, в зависимости от конкретной ситуации я могу применять техники и методы работы из экзистенциальной психотерапии, понимающей психотерапии, когнитивно-поведенческой психотерапии, психодрамы и арт-терапии, системной психотерапии. Вместе с тем, я стою на том, что данные условия являются основными, они — фундамент работы. Ведущим всегда является клиент, именно исходя из его потребностей применяются те или иные техники, предпринимаются те или иные шаги.

Что же становится результатом работы?
Помимо общего улучшения самочувствия и состояния, есть также ряд характеристик процесса, которые описаны самим К. Роджерсом, и которые стабильно возникают в ходе терапии:

  1. У клиента возрастает открытость опыту. То есть вместо закрытия и пропускания опыта через «защиты», человек более открыто воспринимает происходящее с ним (будь то позитивный или негативный опыт), что позволяет более полноценно и адекватно оценивать ситуацию и проживать жизнь).
  2. Возрастает стремление жить настоящим — жить полнокровной жизнью в каждый ее момент.
  3. Возрастает доверие к своему организму (чувствам, ощущениям, опыту)
  4. В целом человек функционирует более полно. Психически свободный человек все более совершенно выполняет свое назначение. Он становится все более способным к полнокровной жизни в каждом из всех своих чувств и реакций. Он все более использует все свои органические механизмы, чтобы как можно правильнее чувствовать конкретную ситуацию внутри и вне его. Он использует всю находящуюся в его сознании информацию, какой только может снабдить его нервная система, понимая при этом, что весь его цельный организм может быть — и часто является — мудрее, чем его сознание.

В целом повышается качество жизни. Я надеюсь, что в работе со мной вы сможете на себе испытать эти позитивные процессы.
Интересующиеся могут ознакомиться с литературой по данной теме: К. Роджерс «Необходимые и достаточные условия терапевтических личностных изменений» (статья); К. Роджерс «Клиент-центрированная психотерапия» (книга); К. Роджерс «Становление личности» (книга); Д. Брезиер (ред) «К. Роджерс и его последователи» и другие статьи и книги К. Роджерса, исследователей и практиков клиент-центрированной психотерапии.